prestima.ru

Проблемы ответственности в гражданском праве

Проблемы ответственности в гражданском праве - картинка 1
Предлагаем ознакомиться со статьей на тему: "Проблемы ответственности в гражданском праве". На странице собрана информация с авторитетных источников и сделаны выводы. На все сопуствующие вопросы вам ответит дежурный консультант.

Проблема ответственности в гражданском праве

администрация муниципального образования «Северо-Байкальский район»

Проблема ответственности достигает в гражданском праве пика своей остроты, что связано с существованием ряда цивилистических конструкций, вступающих в очевидное противоречие со многими общетеоретическими представлениями о рассматриваемом феномене. К числу таких конструкций можно отнести: ответственность без вины, ответственность за чужие действия, ответственность без осуждения и т.п. Вполне логично поэтому следующее умозаключение: «Легко заметить, что при таких «особенностях» гражданско-правовая ответственность никак «не вписывается» в … якобы родовые признаки понятия юридической ответственности вообще» [5; 868]. Другими словами, признание «сверхспецифики» гражданско-правовой ответственности ставит перед исследователем поистине неразрешимую задачу – охватить научным понятием явление, сущностные черты которого во многом не согласуются с признаками, положенными в основу определения данного понятия. Ярким свидетельством этому служит современное состояние проблемы юридической ответственности в целом и гражданско-правовой ответственности в частности.

Многочисленные взгляды на сущность ответственности целесообразно сгруппировать в двух аспектах.

С одной стороны, отчетливо выделяются широкая и узкая трактовки ответственности. При широкой трактовке ответственность связывается с любыми последствиями неправомерного поведения (ответственность – реализация санкции; мера государственного принуждения; реакция общества на правонарушение; обязанность, принудительно исполняемая; обязанность дать отчет и т.п.), узкой – только с неблагоприятными юридическими последствиями правонарушения, выражающимися в лишениях личного, имущественного или организационного характера (ответственность – обязанность претерпевать лишения; осуждение; наказание; мера государственного принуждения, санкция, вызывающая отрицательные последствия в виде лишения прав либо возложения новых или дополнительных обязанностей; особое правоохранительное отношение; охранительная юридическая обязанность и т.п.).

С другой стороны, все предложенные в юриспруденции теории ответственности имеют статическую, динамическую либо статико-динамическую (смешанную) направленность.

Сторонники статического направления не ставят существование ответственности в прямую зависимость от наступления последствий правонарушения. Так, Г.Н. Шевченко отмечает: «Ответственность существует и до ее реализации, более того, она может быть и не реализованной для конкретного субъекта, совершившего правонарушение, но от этого она не перестает быть таковой» [6; 942].

Вектор динамического направления определяется видением сущности ответственности в том или ином фактическом претерпевании последствий недозволенного поведения. «До тех … пор, пока не последует возложение ответственности, — лаконично подчеркнул О.С. Иоффе, — имеется лишь ее основание, но не сама ответственность» [8; 141].

Согласно статико-динамическому направлению ответственность являет собой единство обязанности претерпевать неблагоприятные последствия и реального их претерпевания, без одной из этих частей не может быть ответственности. «Статика государственно-принудительной формы реализации юридической ответственности определяется обязанностью правонарушителя подвергнуться осуждению и претерпеванию неблагоприятных последствий, предусмотренных санкцией нарушенной нормы. Однако обязанность так и останется обязанностью, если не будут реально применены меры государственного принуждения, если не будет претерпевания виновным неблагоприятных ограничений прав материального, правового или личного характера, если не будет осуждения государством его поведения» [11; 57].

Вместе с тем, несмотря на разнообразие приведенных взглядов, едва ли не всеми авторами ответственность (или ее реализация) связывается с принуждением, на котором поэтому следует остановиться подробней.

Принуждение является следствием осуществления возможности диктовать, определять поведение другого лица. Соответственно принуждение заключается в ограничении свободы принуждаемого – в подавлении его собственной воли и одновременном подчинении ее воле принуждающего. Правовое принуждение, как и юридические нормы, предусматривающие его, исходит только от государства. А вот применяться меры принуждения в рамках конкретных правоотношений могут разными субъектами – государственными или уполномоченными государством органами, должностными лицами, носителями защищаемого субъективного права, другими лицами (например, при крайней необходимости, задержании преступника).

Гражданское право, как объективное право в целом, без принуждения немыслимо. Как и прочие юридические обязанности, гражданско-правовая обязанность может исполняться добровольно или принудительно. В случае принудительного исполнения меры принуждения применяются либо односторонне управомоченным лицом, либо по его требованию государственным (уполномоченным государством) органом.

По мнению автора, изучение юридической ответственности имеет смысл постольку, поскольку она (или ее реализация) связана с применением соответствующих принудительных мер в рамках «вертикальных» охранительных правоотношений. Здесь принуждение является целью и результатом властной деятельности. В связи с этим требуются определенные начала ответственности, которые гарантировали бы интересы привлекаемого к ней лица, разумно ограничивая вытекающую из отношений власти-подчинения дискреционную свободу принуждающего.

В гражданском праве между лицом, в интересах которого применяются меры принуждения, и принуждаемым лицом складывается, как правило, «горизонтальное» охранительное правоотношение, направленное главным образом на обеспечение интересов первого: принуждение выступает тут средством индивидуальной защиты.

Например, Н.К. Басманова подчеркивает, что «категория «юридическая ответственность» является категорией публичного права, а привлечение лица к юридической ответственности направлено на удовлетворение публичных интересов (восстановление правопорядка, морально-психологического спокойствия, социальной справедливости, авторитета государственной власти, авторитета нарушенного закона и т. д.). Поскольку возложение обязанности возмещения (компенсации) вреда, причиненного виновными противоправными действиями, не позволяет достигнуть целей юридической ответственности (охраны публично-правовых интересов, частной и общей превенции, исправления и перевоспитания правонарушителя), постольку недопустимо рассматривать случаи возложения подобного рода обязанностей как юридическую ответственность» [2; 13].

А.Б. Бабаев, обратив внимание на несоответствие гражданско-правовой ответственности родовым признакам юридической ответственности (см. цитату в начале доклада), весьма симптоматично заявляет: «Отсюда может следовать лишь один из двух равновозможных выводов: либо неверно определение родового понятия (юридической ответственности в целом), либо то явление, которое обозначается термином «гражданско-правовая ответственность», не является ответственностью» [5; 868]. И хотя автор, к сожалению, не развивает последней мысли, в дальнейшем им анализируется именно охранительное правоотношение.

Таким образом, при возложении дополнительной гражданско-правовой обязанности за виновное или невиновное нарушение права проблема ответственности утрачивает всякий разумный интерес, так как необходимые для решения теоретических и практических задач функции в достаточной мере выполняют внеэквивалентные охранительные обязательства. Кроме того, лишается смысла поддерживаемая многими авторами дифференциация мер ответственности и мер защиты гражданских прав.

Лишь в случаях лишения субъективного гражданского права за виновное поведение, что немыслимо вне правоприменения, необходимо вести речь об ответственности (в частности, при: 1) отказе в судебной защите лицу, злоупотребившему правом, если такой отказ связан с лишением данного права; 2) взыскании в доход государства в случае односторонней реституции или недопущения реституции; 3) изъятии материального носителя, главным образом используемого или предназначенного для совершения нарушения исключительных прав). Как видно, ответственность в гражданском праве выражается в неблагоприятных юридических последствиях неправомерных действий (узкая трактовка ответственности). А поскольку речь идет об имущественной ответственности, адекватней выражает ее сущность динамическая концепция: до реальной утраты правонарушителем имущества (включая имущественное право) вряд ли найдутся основания говорить о выполнении ответственностью своих функций. Кроме того, вывод о возможности и необходимости возложения на нарушителя соответствующих неблагоприятных последствий делается судом только по итогам рассмотрения дела. Соответственно до момента вынесения судебного решения ответственности не может быть логически.

1. Функции, которые традиционная доктрина связывает с гражданско-правовой ответственностью, выражающейся в возложении дополнительных имущественных обязанностей, на самом деле выполняют охранительные обязательства с внеэквивалентным обременением должника (внеэквивалентные охранительные обязательства).

2. Отказ в судебной защите лицу, злоупотребившему правом, если такой отказ связан с лишением данного права, взыскание в доход государства при односторонней реституции или недопущении реституции, изъятие материального носителя, главным образом используемого или предназначенного для совершения нарушения исключительных прав, – случаи установленной действующими гражданско-правовыми нормами ответственности, выражающейся в лишении имущественного права (гражданско-правовой ответственности).

3. Сохранение гражданско-правовой ответственности необходимо постольку, поскольку ее применение сопряжено с достижением целей гражданско-правовой защиты.

1. Алексеев С.С. Общая теория права : учебник. М., 2008.

2. Басманова Н.К. Сущность и особенности возникновения правоотношений возмещения и компенсации : автореф. … дис. канд. юрид. наук. Иркутск, 2008.

3. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976.

4. Булатов А.С. Юридическая ответственность (общетеоретические проблемы) : автореф. … дис. канд. юрид. наук. Л., 1985.

5. Гражданское право : актуальные проблемы теории и практики / под общ. ред. В.А. Белова. М., 2008.

6. Гражданское право : учебник. В 3 т. Т. 1 / под ред. А.П. Сергеева. М., 2009.

7. Демидов Ю.А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М., 1975.

8. Иоффе О.С. Обязательственное право. // Избранные труды. В 4 т. Т. III. СПб., 2004.

9. Крашенинников Е.А. Понятие гражданско-правовой ответственности // Юридическая ответственность : проблемы и перспективы : учен. зап. Тарт. гос. ун-та. Вып. 852. Тарту, 1989.

10. Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М., 1981.

11. Липинский Д.А. Проблемы юридической ответственности. СПб., 2004.

12. Лившиц Р.З. Теория права. М., 1994. С. 147.

13. Малеин Н.С. Юридическая ответственность и справедливость. М., 1992.

14. Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. М., 1971.

15. Советское гражданское право : учебник. В 2 т. Т. 1 / под ред. О.А. Красавчикова. М., 1985.

16. Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов. 1973.

17. Черданцев А.Ф., Кожевников С.Н. О понятии и содержании юридической ответственности // Правоведение. 1976. №6.

научная статья по теме ПРОБЛЕМА ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ Государство и право. Юридические науки

Проблемы ответственности в гражданском праве - картинка 3

Цена:

Авторы работы:

ГРУЗДЕВ ВЛАДИСЛАВ ВИКТОРОВИЧ

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «ПРОБЛЕМА ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ»

ГОСУДАРСТВО И ПРАВО, 2013, № 6, с. 115-119

ПРОБЛЕМА ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ © 2013 г. Владислав Викторович Груздев1

Краткая аннотация: проблема ответственности в гражданском праве относится к числу наиболее спорных вопросов современной юриспруденции. При решении данной проблемы автор предлагает исходить из следующей методологической посылки: изучение юридической ответственности имеет смысл постольку, поскольку речь идет о применении соответствующих принудительных мер в рамках «вертикальных» охранительных правоотношений. В результате формулируется ряд важных теоретических положений, в том числе вывод о том, что гражданско-правовой ответственности как разновидности юридической ответственности не существует.

Ключевые слова: юридическая ответственность; гражданско-правовая ответственность; охранительное обязательство с внеэквивалентным (дополнительным) имущественным обременением должника; конфиска-ционные санкции.

Annotation: the liability problem in civil law is among most dispute questions of modern jurisprudence. At the decision of the given problem the author suggests to start with the following methodological parcel: studying legal responsibly makes sense so far as it is a question of application corresponding forced measures within the limits of «vertical» guarding legal relationship. A number of important theoretical positions, including a conclusion that civil law liability as versions of legal responsibility don’t exist is as a result formulated.

Key words: legal liability; civil law liability; the guarding obligation with extraequivalent (additional) property encumbrance of the debtor; confiscatory sanctions.

Проблема ответственности в гражданском праве в связи с существованием ряда цивилистических конструкций, противоречащим многим общетеоретическими представлениями о рассматриваемом феномене, в настоящее время порождает наибольшее количество споров. К числу таких конструкций можно отнести ответственность без вины, ответственность за чужие действия, ответственность без осуждения и т.п. Вполне логично поэтому следующее умозаключение: «Легко заметить, что при таких «особенностях» гражданско-правовая ответственность никак «не вписывается» в. якобы родовые признаки понятия юридической ответственности вообще»2. Другими словами, признание «сверхспецифики» гражданско-правовой ответственности ставит перед исследователем поистине неразрешимую задачу: охватить научным понятием явление, сущностные черты которого во многом не согласуются с признаками, положенными в основу определения данного понятия. Ярким свидетельством тому является современное состояние проблемы юридической ответственности в целом и гражданско-правовой ответственности в частности.

Многочисленные взгляды на сущность ответственности3 целесообразно сгруппировать в двух аспектах.

1 Заместитель главы по правовым вопросам муниципального образования «Северо-Байкальский район» Республики Бурятия, кандидат юридических наук (E-mail: [email protected]).

2 Бабаев А.Б. Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2008. С. 868.

3 Здесь и далее имеется в виду только негативная (ретроспективная) ответственность, вопрос о которой возникает в связи с неправомерным поведением. Что касается положительной (перспективной) ответственности, то даже если согласиться с ее существованием, цивилистический анализ вряд ли способен качественно обогатить учение о ней.

С одной стороны, отчетливо выделяются широкая и узкая трактовки ответственности. При широкой трактовке ответственность связывается с любыми последствиями неправомерного поведения (ответственность — реализация санкции4; мера государственного принуждения5; реакция общества на правонарушение6; обязанность, принудительно исполняемая7; обязанность дать отчет8 и т.п.); при узкой — только с неблагоприятными юридическими последствиями правонарушения, выражающимися в лишениях личного, имущественного или организационного характера (ответственность — обязанность претерпевать ли-шения9; осуждение10; наказание11; мера государственного принуждения, санкция, вызывающая отрицательные последствия в виде лишения прав либо возложения новых или дополнительных обязанностей12; особое правоохранительное

4 См.: Лейст О.Э. Санкции и ответственность по советскому праву. М., 1981. С. 97.

5 См.: Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. М., 1971. С. 6.

6 См.: Лившиц Р.З. Теория права. М., 1994. С. 147.

7 См.: Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. Очерк теории. М., 1976. С. 4.

8 См.: Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1973. С. 4, 11, 16.

9 См.: Черданцев А.Ф., Кожевников С.Н. О понятии и содержании юридической ответственности // Правоведение. 1976. № 6. С. 4951; Алексеев С.С. Общая теория права. Учеб. М., 2008. С. 199, 200.

10 См.: Демидов Ю.А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М., 1975. С. 163.

11 См.: МалеинН. С. Юридическая ответственность и справедливость. М., 1992. С. 19.

12 См.: Иоффе О. С. Обязательственное право. Избр. труды. В 4-х т. Т. III. СПб., 2004. С. 141; Советское гражданское право. Учеб. В 2-х т. Т. 1 / Под ред. О.А. Красавчикова. М., 1985. С. 502 (авт. гл. — О.А. Красавчиков).

отношение13; охранительная юридическая обязанность14 и т.п.).

С другой стороны, все предложенные в юриспруденции теории ответственности имеют статическую, динамическую либо статико-динамическую (смешанную) направленность.

Сторонники статического направления не ставят существование ответственности в прямую зависимость от наступления последствий правонарушения. Так, Г.Н. Шевченко отмечает: «Ответственность существует и до ее реализации. Более того, она может быть и не реализованной для конкретного субъекта, совершившего правонарушение, но от этого она не перестает быть таковой»15.

Вектор динамического направления определяется видением сущности ответственности в том или ином фактическом претерпевании последствий недозволенного поведения. «До тех . пор, пока не последует возложения ответственности, — лаконично подчеркнул О.С. Иоффе, — имеется лишь ее основание, но не сама ответственность»16.

Согласно статико-динамическому направлению ответственность являет собой единство обязанности претерпевать неблагоприятные последствия и реального их претерпевания, без одной из этих частей не может быть ответственности. «Статика государственно-принудительной формы реализации юридической ответственности определяется обязанностью правонарушителя подвергнуться осуждению и претерпеванию неблагоприятных последствий, предусмотренных санкцией нарушенной нормы. Однако обязанность так и останется обязанностью, если не будут реально применены меры государственного принуждения, если не будет претерпевания виновным неблагоприятных ограничений прав материального, правового или личного характера, если не будет осуждения государством его поведения»17.

Вместе с тем, несмотря на разнообразие приведенных взглядов, едва ли не всеми авторами ответственность (или ее реализация) связывается с принуждением18, на котором поэтому следует остановиться подробнее.

Принуждение является следствием осуществления возможности диктовать, определять поведение другого лица. Соответственно, принуждение заключается в ограничении свободы принуждаемого — в подавлении его собственной воли и одновременном подчинении ее воле принуждающего. Правовое принуждение, как и юридические нормы, предусматривающие его, исходит только от государства. А вот применяться меры принуждения в рамках конкретных правоотношений могут разными субъектами — государствен-

13 См.: Булатов А.С. Юридическая ответственность (Общетеоретические проблемы). Автореф. дисс. . канд. юрид. наук. Л., 1985. С. 12.

14 См.: Крашенинников Е.А. Понятие гражданско-правовой ответственности // Юридическая ответственность: проблемы и перспективы. Ученые записки Тартуского гос. ун-та. Вып. 852. Тарту, 1989. С. 71.

15 Гражданское право. Учеб. В 3-х т. Т. 1 / Под ред. А.П. Сергеева. М., 2009. С. 942.

17 Липинский Д.А. Проблемы юридической ответственности. СПб., 2004. С. 57.

18 В этой связи уместно привести следующее высказывание

А.П. Сергеева: «Признак принуждения (угрозы принуждения) имманентен для любого вида юридической ответственности, в том числе гражданско-правовой» (см.: Сергеев А.П. Рец. на монографию В.В. Ровного «Проблемы единства российского частного права». Иркутск, 1999 // Сибирский юрид. вестник. 1999. № 4. С. 78). Естественно, речь идет о правовом принуждении.

ными или уполномоченными государством органами, должностными лицами, носителями защищаемого субъективного права19, другими лицами (например, при крайней необходимости, задержании преступника).

Гражданское право как объективное право в целом без принуждения немыслимо. Как и прочие юридические обязанности, гражданско-правовая обязанность может исполняться добровольно или принудительно. В случае принудительного исполнения меры принуждения применяются либо односторонне управомоченным лицом, либо по его требованию государственным (уполномоченным государством) органом.

По мнению автора, изучение юридической ответственности имеет смысл постольку, поскольку она (или ее реализация) связана с применением соответствующих принудительных мер в рамках «вертикальных» охранительных правоотношений. Здесь принуждение является целью и результатом властной деятельности. В связи с этим требуются определенные начала ответственности, которые гарантировали бы интересы привлекаемого к ней лица, разумно ограничивая вытекающую из отношений власти — подчинения дискреционную свободу принуждающего.

В гражданском праве между лицом, в интересах которого применяются меры принуждения, и принуждаемым лицом возникает «горизонтальное» охранительное правоотношение, направленное главным образом на обеспечение интересов первого: принуждение выступает тут средством индивидуальной защиты.

Действительно, независимо от того, как понимать ответственность — в статическом или динамич

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Проблемные аспекты института гражданско-правовой ответственности

3.1 Законодательство

Вопрос об ответственности и о гражданско-правовой ответственности в частности является одним из наиболее сложных и дискуссионных в отечественном праве. Он с давних времен привлекал внимание юристов и активно ими разрабатывался, но, несмотря на это, острота и количество дискуссионных и неразрешимых вопросов не уменьшаются. «В известном смысле это связано с позицией законодателя, тщательно избегающего какого-либо определения ответственности Конев Е.Ю. Гражданско-правовая ответственность по договору ипотеки: вопросы теории и практики: Дис. . канд. юрид. наук. 12.00.03. Белгород, 2004. С. 47 — 48.. Это является одной из основных проблем института гражданско-правовой ответственности.

Одной из проблем, несомненно, заслуживающих внимания, является, по нашему мнению, проблема вины в гражданском праве. Несмотря на то, что в гражданско-правовых отношениях в некоторых случаях возможно наступление ответственности без вины, именно вина продолжает оставаться одним из важнейших условий гражданско-правовой ответственности.

Особое внимание, на наш взгляд, необходимо уделить проблемам гражданско-правовой ответственности за вред причиненный преступлениями.

Представим собственный взгляд на проблему гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный преступлениями.

Во-первых, полагаем, что отношения по возмещению вреда, причиненного преступлениями, с учетом своей историко-правовой традиции — отношения, имеющие субъективно-объективную природу, обусловленную системой социального управления в обществе, и выполняющие экономическую, охранительную, воспитательную, превентивную и компенсационную функцию. Современной целью их гражданско-правового регулирования является восстановление социальной справедливости в частной сфере.

Во-вторых, гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный преступлением, целесообразно рассматривать как одну из мер защиты гражданского права, обеспеченную государством, выступающую в виде санкции, применяемую в отношении лица, ответственного за вред, предусмотренную с целью восстановления справедливости (возмещение физического, имущественного, морального вреда, наказание виновного, общей и частной превенции), реализуемую в рамках механизма возмещения вреда, причиненного преступлениями.

С целью уточнения доктринальных понятий гражданского права и соответственно расширения понятийного аппарата предлагаем ввести определение механизма возмещения преступного вреда, под которым понимается система правовых принципов, оснований, условий, субъектов, содержания (способов, объема, размера) возмещения вреда, а также видов защиты, предусмотренных законодателем с целью эффективного восстановления имущественных и (либо) неимущественных прав (благ) лица (физического и юридического) вследствие нарушения преступлением его гражданских прав, выражавшегося в привлечении к гражданско-правовой ответственности лиц, виновных в совершении преступления.

Реализация механизма возмещения вреда возможна в публично-правовом (в рамках безвозмездной государственной и (или) общественной финансовой помощи, связанной или не связанной с погашением исковых требований по возмещению вреда, причиненного преступлением), гражданско-правовом (в рамках института гражданского иска, системы добровольного страхования) или смешанном порядке (государственные компенсации выступают субсидиарной возмездной (для причинителя вреда) гарантией гражданского иска).

Механизм возмещения вреда, причиненного преступлениями, реализуемый в гражданско-правовом порядке, включает в себя два компонента: материально-правовой и процессуально-правовой. В первый компонент входят следующие элементы:

1) основание возникновения гражданского права на защиту гражданских прав, то есть юридический факт;

2) основание привлечения к гражданско-правовой ответственности — преступление, включающее в себя вред, противоправность, причинную связь;

3) условия гражданско-правовой ответственности — вина причинителя вреда, наличие субъектов гражданской ответственности или субъектов деликтного обязательства (непосредственно лиц, причинивших вред, или лиц, ответственных в силу закона за действия причинителя вреда);

4) содержание возмещения вреда (способ (санкция) — форма гражданско-правовой ответственности, размер, объем возмещения вреда и др.);

5) вид защиты нарушенного права (ст. 11 ГК РФ):

6) принципы восстановления имущественных и личных неимущественных прав потерпевших от преступлений: законность, безусловность, своевременность, быстрота, полнота исполнения, а также надлежащее исполнение, принцип государственного обеспечения восстановления нарушенных преступлением прав (ст. 52 Конституции РФ), принцип взаимной ответственности личности и государства, принцип восстановления социальной справедливости, с учетом его межотраслевого характера. Процессуально-правовой компонент механизма связан с фактическим и эффективным восстановлением имущественных и личных неимущественных прав потерпевших от преступлений.

В-третьих, под основанием гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный преступлениями, понимается основание, связанное с возникновением правоотношений по возмещению преступного вреда между субъектами деликтного обязательства, т.е. преступление, включающее в себя общественно опасные последствия в виде вреда, противоправность и причинную связь.

Анализ международных документов, отечественного законодательства и практики позволил сделать вывод о полярном употреблении понятий «вред», «ущерб», «убытки». Представляется, что понятие «вред» по своей семантике включает компенсацию морального вреда, убытки, которые, в свою очередь, согласно ст. 15 ГК РФ включают в себя: реальный ущерб, упущенную выгоду, гражданско-правовую реституцию.

В-четвертых, в отличие от основания гражданско-правовой ответственности, причиненного преступлениями, условие гражданско-правовой ответственности представляет собой признак конкретного преступления, выражающийся в субъективной стороне правонарушения (преступления), характеризующейся виной причинителя вреда, субъектами деликтного обязательства (непосредственно лиц, причинивших вред, или лиц, ответственных в силу закона за действия причинителя вреда).

Ввиду повышенной ответственности государства за своих неблагонадежных членов (преступников) имеется необходимость, обусловленная правовой природой отношений по возмещению вреда, причиненного преступлениями, проблемой неэффективного возмещения вреда, причиненного преступлениями, разработками в области юридической доктрины, положениями международных документов, законодательства зарубежных стран и их практики, в национальном законодательстве предусмотреть возможность реализации механизма гражданско-правовой ответственности с участием субсидиарного субъекта деликтного обязательства — фонда возмещения вреда, причиненного преступлениями, способствующего привлечению государством к имущественной ответственности непосредственных причинителей преступного вреда с целью восстановления социальной справедливости, выражающейся в удовлетворении частного интереса.

В-пятых, проведенный нами анализ международного, зарубежного и национального законодательства свидетельствует о том, что в содержание гражданско-правовой ответственности входят форма ответственности (санкция), объем (виды вреда, подлежащего возмещению, в результате совершения преступления), размер (денежное выражение вреда в зависимости от характера причиненного вреда), характер возмещения (особенности возмещения отдельных видов вреда), способы возмещения (денежное и натуральное выражение). Совокупность указанных элементов, а также возмещение вреда соответствующими субъектами деликтного обязательства обусловливает принцип надлежащего возмещения вреда.

В-шестых, к гражданско-правовым формам возмещения вреда, причиненного преступлениями, целесообразно относить реституцию (с учетом анализа полярных научных подходов в области возмещения преступного вреда и широкого оборота понятия «реституция» в международном, зарубежном и отечественном праве и науке целесообразно признать допустимость в области возмещения вреда, причиненного преступлениями, термина «реституция» как устранение имущественных потерь потерпевшего в результате преступления, т.е. возврат имущества в натуре, а в случае невозможности возврата — компенсация его рыночной стоимости); имущественно-правовое требование, заявляемое в рамках гражданского иска; государственные компенсации, реализуемые в рамках механизма частноправовой ответственности, как гарантия эффективности гражданского иска; страхование.

Таким образом, изложив свою позицию по вопросу гражданско-правовой ответственности за преступный вред, следует отметить, что он является одной из актуальных проблем государства. Нет сомнений, что гражданско-правовая ответственность выполняет ряд социально важных функций и имеет дело с персонифицированной ответственностью. Но практика показывает, что частная сфера не справляется сама по себе в такой области, как возмещение преступного вреда. Перед государством стоит задача в разработке эффективного механизма возмещения вреда, причиненного преступлениями, который, как нам кажется, с целью обеспечения функций гражданско-правовой ответственности должен лежать в плоскости гражданско-правового регулировании отношений по возмещению преступного вреда на основе соответствующего механизма, реализуемого в смешанном порядке, когда государственные компенсации выступают субсидиарной возмездной (для причинителя вреда) гарантией гражданского иска. В этом случае мы с уверенностью сможем говорить об истинной реализации гражданско-правовой ответственности.

3.2 Механизм урегулирования

В качестве первоочередных мероприятий по урегулированию выявленных проблем мы считаем необходимым:

1. Ввести законодательное определение ответственности.

2. К понятию вины в современном гражданском праве существует два основных подхода: субъективный и объективный. В первом случае вину определяют исходя из субъективных характеристик виновного лица, его качеств как личности, его опыта, навыков, знаний, которые определили его поведение в конкретной ситуации.

Второй подход, который отстаивают многие известные современные цивилисты, предполагает при определении вины сравнение с эталоном поведения, с его усредненным образцом, предписываемым нормами права.

Представляется целесообразным в правоприменительной практике использовать оба подхода, максимально учитывая все обстоятельства.

Проведенный нами анализ мировых законодательства и практики свидетельствует об особенности гражданско-правового регулирования данных отношений, связанной с объективной необходимостью использования комплексного межотраслевого подхода к проблеме восстановления частного интереса, нарушенного в результате совершенного преступления, обусловленного возможностью удовлетворения частного интереса на основании: имущественно-правового требования, реализуемого через институт гражданского иска, уголовно-правовой реституции, уголовно-правовой меры — обязанности загладить вред; системы государственных компенсаций, в рамках которых их гражданско-правовая природа проявляется в случае, если последние выступают субсидиарной возмездной (для причинителя вреда) гарантией гражданского иска.

Гражданско-правовая ответственность: проблемы и пути решения

(«Мировой судья», 2010, N 8)

ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ РЕШЕНИЯ

Вологина Ж. Ю., Башкирский государственный аграрный университет.

Юридическая ответственность по праву считается одной из фундаментальных категорий юриспруденции, неразрывно связанных с государством нормами права, обязанностью и противоправным поведением отдельных граждан и их объединений, должностных лиц государственных органов и органов местного самоуправления.

Юридическую ответственность нередко ошибочно отождествляют с другими близкими категориями. Так, говоря о том, что кто-то «отвечает» за то или иное направление деятельности, в действительности имеют в виду его обязанности и их должностное исполнение. Высказано мнение о том, что юридическая ответственность — «регулируемая правом обязанность дать отчет в своих действиях». В таком понимании юридическая ответственность прямо становится исполнением некой заранее предусмотренной обязанности, по существу, тесно сближенной с моральной («позитивной») ответственностью.

Иногда указывается, что юридическая ответственность есть не что иное, как реализация санкции нормы права, ибо содержание санкции сводится к установлению определенных юридических последствий поведения. Но далеко не всякая санкция устанавливает меру юридической ответственности, не говоря уже о том, что большинство действующих правовых норм не имеют классической трехчленной структуры (гипотеза — диспозиция — санкция), и санкцией может быть даже норма в целом. Однако во многих нормах санкции отсутствуют, что само по себе еще не означает отсутствие юридической ответственности за их нарушение. Иное дело — понимание санкции как установленной законом (или договором) конкретной меры ответственности за правонарушение.

Однако, несмотря на все вышесказанное, можно утверждать, что в отличие от других деликтных обязательств определения ни гражданской ответственности, ни гражданскому правонарушению в российском законодательстве не дано. В соответствующих статьях ГК РФ лишь говорится об имущественной ответственности гражданина и ответственности юридических лиц, перечисляются конкретные санкции, применяемые за те или иные гражданские правонарушения. Среди них возмещение убытков, взыскание неустойки, компенсация морального вреда и т. д.

Данный вопрос в нашем понимании является явной недоработкой законодателя, что порой вызывает многочисленные дискуссии и может привести к судебным ошибкам.

Например, ст. 169 ГК РФ гласит, что сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна. При наличии умысла у обеих сторон такой сделки — в случае исполнения сделки обеими сторонами — в доход Российской Федерации взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной из сторон с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного.

Также в качестве примера можно привести ответственность за имущественные правонарушения, которая в гражданском праве подразделяется на договорную и внедоговорную. Основанием наступления договорной ответственности является нарушение заключенного договора, т. е. соглашения самих сторон гражданского правоотношения. Поэтому такая ответственность может устанавливаться за правонарушения, не обеспеченные напрямую санкциями действующим законодательством, а в ряде случаев — увеличиваться или уменьшаться, по соглашению участников договора в сравнении с размером, предусмотренным законом. Второй вид ответственности используется только в прямо установленных законом случаях и на императивно установленных им условиях.

И как следствие, эти вопросы остаются наиболее актуальными и дискуссионными на сегодняшний день.

И все-таки несмотря на то, что гражданская ответственность и гражданское правонарушение как понятия не закреплены в ГК РФ, стоит отметить следующие факты.

Как один из видов юридической ответственности гражданско-правовая ответственность урегулирована разными нормативными актами, основными и специальными. Так, в качестве общей целевой установки ст. 2 Конституции Российской Федерации говорит об обязанности государства по соблюдению, защите и охране прав и свобод человека и гражданина. Эта принципиальная целевая установка Основного Закона нашей страны закреплена и конкретизирована в нормах ГК РФ и ГПК РФ, содержание которых определяет и гражданско-правовую ответственность. Так, ст. 1 ГК РФ гласит, что гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановленных прав, их судебной защиты.

В ст. 12 ГК РФ, определяющей способы защиты гражданских прав, говорится, что защита этих прав осуществляется путем: признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; присуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещения убытков и т. д. в зависимости от характера и сферы деятельности, в которой ущемляются права и свободы граждан.

В ГК РФ содержится более 60 норм, непосредственно предусматривающих ответственность многих субъектов за различные правонарушения. Назовем некоторые из них: имущественная ответственность гражданина (ст. 24); ответственность юридического лица (ст. 54); ответственность по обязательствам Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципального образования (ст. 126); ответственность поручителя (ст. 363); ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (ст. 1070).

На наш взгляд, сложностью в рассматриваемой проблематике является то, что, в отличие от других отраслей права, таких как уголовное, административное, где данный термин имеет одно из основополагающих значений и ему дается четкое определение, в гражданском праве этот термин остается «подвешенным», не опирающимся на нормы Гражданского кодекса и в то же время не зависящим от него. Нет, конечно же, рассматриваемый термин не может существовать сам по себе, однако данный вывод основывается на уже перечисленных нами фактах. Но тогда возникает резонный вопрос: если действительно значение гражданско-правовой ответственности так велико, то почему бы закрепленному в законе положению не дать четкое определение?

В заключение отметим, что рассмотрение только отдельных аспектов гражданского правонарушения и гражданско-правовой ответственности свидетельствует об актуальности и сложности проблемы, о необходимости дальнейшего комплексного исследования всех правовых норм, касающихся этого института.

Добавить комментарий

Мы в соцсетях

Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях