prestima.ru

Матвеев основания гражданско правовой ответственности

Матвеев основания гражданско правовой ответственности - картинка 1
Предлагаем ознакомиться со статьей на тему: "Матвеев основания гражданско правовой ответственности". На странице собрана информация с авторитетных источников и сделаны выводы. На все сопуствующие вопросы вам ответит дежурный консультант.

Гражданско-правовая ответственность (стр. 1 из 2)

Гражданско-правовая ответственность (и договорная ответственность как ее форма) является одним из видов юридической ответственности и потому обладает всеми свойственными ей признаками: государственно-принудительным воздействием, применением уполномоченными субъектами к лицам, допустившим правонарушение санкций, являющихся мерами юридической ответственности.

Специфика гражданского права дополнила универсальные черты юридической ответственности такими особенностями, как имущественный характер ответственности, соответствие размера ответственности размеру причиненного вреда, а также, как следствие равноправия субъектов, ответственность одного контрагента перед другим.

Гражданско-правовая договорная ответственность — это принудительное применение к нарушителю договора мер (санкций) имущественного воздействия, оказывающих влияние на экономическую сферу нарушителя, обеспечивающих такое имущественное положение кредитора, которое сложилось бы при исполнении нарушителем взятых на себя в соответствии с договором обязательств и стимулирующих нормальные отношения между участниками гражданского оборота.

Таким образом, под гражданско-правовой ответственностью следует понимать санкцию, применяемую к нарушителю в виде возложения на него дополнительной гражданско-правовой обязанности или лишения принадлежащего ему гражданского права.

Вопрос, касающийся условий наступления ответственности является дискуссионным в науке и не имеет однозначного ответа.

Есть мнение, что основанием возникновения ответственности, является не правонарушение, а существование обязанностей, возложенных на всех без исключения участников общественных отношений.

В 1912 году Г.Ф. Шершеневич называл правонарушение основанием гражданской ответственности и выделял условия привлечения лица к ответственности: недозволенное действие, причинение имущественного вреда, нарушение субъективного права и вина правонарушителя.

И.А. Покровский писал о том, что гражданское право имеет своей задачей устранить вредные последствия, причиненные правонарушением, и для него важно одно — установить, есть ли на лицо то, что называется правонарушением и что дает основание возложить ответственность на его виновника.

Г.К. Матвеев в 1955 году предложил считать в качестве основания гражданско-правовой ответственности состав правонарушения, включающий в себя совокупность объективных и субъективных элементов. К объективным элементам относятся: противоправное поведение, его результат и причинная связь между ними, субъективным элементом является вина правонарушителя. Г.К. Матвеев подчеркивает, что при отсутствии одного из указанных элементов ответственность не может наступить.

В рецензии Тархова В.А. на работу Матвеева Г.К. отмечается, что различие между уголовной и гражданско-правовой ответственностью весьма существенны. Если в уголовном праве всегда решается вопрос о виновности только одной стороны, то в гражданском праве виновными могут быть признаны обе стороны. Данная теория более подходит для применения в уголовном праве, чем в гражданском, так как не учитывает различий между преступлением и гражданским правонарушением. Позже С.С. Алексеев также предпринял попытку объединить условия наступления ответственности в состав правонарушения. Критикуя точку зрения Г.К. Матвеева за элементов состава на объективные и субъективные и неоправданное сближение их с элементами состава преступления, С.С. Алексеев предлагает рассматривать в качестве признаков состава гражданского правонарушения объект, субъект правонарушения и его объективную сторону (противоправность действий правонарушителя, вредоносный результат и причинную связь между ними). Данная точка зрения представляется более обоснованной, чем предложенное Г.К. Матвеевым понимание состава правонарушения, так как С.С. Алексеев не включает вину в число обязательных элементов правонарушения, и говорит о более точном отражении специфики ответственности в гражданском праве.

О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородский пишут о том, что для наличия ответственности необходимо общественно опасное, противоправное, виновное деяние. Отсутствие одного из указанных элементов исключает ответственность. Данное утверждение можно опровергнуть тем, что в гражданском праве возможна ответственность без вины.

Таким образом, наиболее целесообразно, выделять в качестве основания применения гражданско-правовой ответственности правонарушение, но при определенных условиях, в качестве которых выступают противоправное поведение, наличие убытков, причинная связь между наступившими убытками и противоправным поведением и вина.

Основанием освобождения его от ответственности за допущенное нарушение обязательства может служить лишь невозможность его исполнения вследствие непреодолимой силы. Понятие «непреодолимая сила» (форс-мажор) определяется как чрезвычайные и непреодолимые при данных условиях обстоятельства. К таким обстоятельствам могут быть отнесены различные исключительные и объективно непреодолимые (в соответствующей ситуации) события и явления: наводнение, землетрясение, снежные завалы и иные подобные природные катаклизмы, военные действия, эпидемии и т. п. Напротив, не могут рассматриваться в качестве непреодолимой силы обстоятельства, не обладающие признаками исключительности и объективной непредотвратимости при данных условиях: к примеру, отсутствие денежных средств для оплаты товаров при наличии дебиторской задолженности, нарушение контрагентами договорных обязательств по поставке сырья, материалов, комплектующих изделий и т. п.

Законом или договором могут быть предусмотрены иные основания ответственности или освобождения от нее и в случае, когда допущено нарушение обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности. Однако при любых условиях не допускается заключение заранее соглашения об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства. Такое соглашение признается ничтожной сделкой (ст. 166 ГК).

С учетом изложенного можно порекомендовать коммерческим организациям всякий раз при заключении договоров предусматривать в них условия, детально регламентирующие ответственность контрагентов за неисполнение договорных обязательств, включая условия об основаниях освобождения от ответственности. В противном случае можно столкнуться с ситуацией, когда придется нести ответственность, несмотря на очевидность факта отсутствия вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении условий договора.

Ответственность за неисполнение денежного обязательства закрепляется ст. 395 ГК РФ. Рассмотрим основные положения, предусмотренные этой статьей:

Во-первых, обязанность должника уплатить проценты за пользование чужими денежными средствами установлена для всех случаев их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, а также неосновательного получения или сбережения за счет другого лица, в том числе когда денежные обязательства возникли из договора.

Во-вторых, размер процентов за пользование чужими денежными средствами определяется учетной ставкой банковского процента, которая существует в месте жительства (для граждан) или месте нахождения (для юридических лиц) кредитора. В настоящее время применяется единая учетная ставка Центрального банка Российской Федерации.

При добровольном удовлетворении требования кредитора должник уплачивает кредитору проценты, исходя из учетной ставки банковского процента на день исполнения денежного обязательства. Если взыскание суммы долга производится судом, может быть применена учетная ставка банковского процента на день предъявления иска либо на день вынесения решения суда. Законом или договором может быть предусмотрен иной размер процентов за пользование чужими денежными средствами.

В-третьих, проценты за пользование чужими денежными средствами носят зачетный характер. При наличии оснований подлежащие возмещению должником кредитору убытки уплачиваются только в части, превышающей сумму процентов за пользование чужими денежными средствами.

В-четвертых, период, в течение которого начисляются проценты за пользование чужими денежными средствами, заканчивается днем уплаты суммы долга кредитору, если более короткий срок не установлен законом, иным правовым актом или договором.

Скоро: доступ к каталогу только после регистрации на сайте — Регистрация

Оглавление:

Часть I. Состав гражданского правонарушения как общее основание
гражданскоправовой ответственности

Глава 1. Общие положения о составе и его элементах . . . . . . . . . . . . . . .5
Глава 2. Противоправное действие (бездействие) . . . . . . . . . . . . . . . . 19
Глава 3. Вредные последствия противоправного действия . . . . . . . . . . . . .36
Глава 4. Причинная связь между противоправным действием и вредом . . . . . . . 58
Глава 5. Вина причинителя вреда . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .75

Часть II. Причинная связь между противоправным действием и вредом как
объективное основание гражданскоправовой ответственности

Глава 6. Общие положения о причинности в праве . . . . . . . . . . . . . . . . 88
Глава 7. Каузальность бездействия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 114
Глава 8. Разграничение по признаку причинных связей прямых и косвенных
убытков . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 137
Глава 9. Разграничение по признаку причинных связей казуса и непреодолимой
силы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .151

Часть III. Вина как субъективное основание гражданскоправовой ответственности

Глава 10. Общие положения о вине . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .174
Глава 11. Юридический анализ понятия вины . . . . . . . . . . . . . . . . . . 183
Глава 12. Вина юридических лиц . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .209
Глава 13. Форма виновности в гражданском праве . . . . . . . . . . . . . . . .242

Основание гражданско-правовой ответственности

Юридическая ответственность есть следствие, результат правонарушения. Следовательно, можно утверждать, что основанием наступления гражданско-правовой ответственности является правонарушение Грибанов В. П. Ответственность за нарушение гражданских прав и обязанностей — М., Юридическая литература. 1973. — С. 47; Самощенко И.С., Фарукшин M.X. Ответственность по советскому законодательству — М., Юрлитиздат. 1971. — С. 48..

Под правонарушением понимаются «виновные, противоправные деяния деликтоспособных людей, влекущие за собой юридическую ответственность» Теория государства и права Учебник / Под ред. Королева А.И., Явича Л.С. — Л., Изд-во ЛГУ. 1987. — С. 506..

«Центральной проблемой науки гражданского права была и остается проблема единого основания ответственности, воплощенного в составе гражданского правонарушения» Иоффе О. С. Развитие цивилиста ческой мысли в СССР Ч. 2. — Л., Изд-во ЛГУ. 1978. — С. 178.. «Состав правонарушения является тем юридическим фактом, который порождает правоотношение между правонарушителем и потерпевшим и создает определенные притязания потерпевшего и обязанности нарушителя по заглаживанию ущерба, причи ненного противоправным действием» Матвеев Г. К. Основания гражданско-правовой ответственности — М., Юридическая литература. 1970. — С. 5..

«Основанием возникновения обязательства из причинения вреда (деликтного обязательства) является совокупность фактов, образующих, как еще говорят, так называемый состав правонарушения» Садовский П. Докажи то, не знаю что… // ЭЖ-Юрист. — 2005. — № 12. — С. 4; Фомченков А. Компенсация морального вреда, причиненного преступлением // Законность. — 2005. — № 6. — С. 17; Воробьев С.М. Моральный вред как одно из последствий имущественных преступлений // Юрист. — 2004. — № 3. — С. 26..

До настоящего времени в науке не сложилось единого мнения о составе гражданского правонарушения. Большинство авторов считают, что состав гражданского правонарушения имеет 4 элементную структуру и состоит:

из противоправного действия (бездействия),

вины Фоков А.П. Имущественная ответственность в российском гражданском праве (анализ теории и практики, реальность и перспективы) // Банковское право. — 2004. — № 1. — С. 22..

Необходимо отметить, что все вышеперечисленные элементы состава правонарушения одновременно являются и условиями наступления гражданско-правовой ответственности Левашов С. Конец света «или кто заплатит за ущерб?» // ЭЖ-Юрист. — 2005. — № 22. — С. 15..

Наличие 4-элементнои структуры правонарушения — общее правило граждански правовой ответственности. В то же время в ряде случаев для наступления ответственности не обязательно наличие всех 4 элементов состава правонарушения Францифоров А.Ю., Францифоров Ю.В. Понятие общих условий возникновения обязательств вследствие причинения вреда // Юрист. — 2001. — №5. — С. 14..

В настоящее время широко распространена безвиновная ответственность (например ответственность лица осуществляющего предпринимательскую деятельность, по своим обязательствам (п.3 ст.401 ГК РФ) Гражданско-правовая ответственность может наступать и независимо от наличия вреда (убытков), например уплата неустойки. В связи с изложенным некоторые исследователи доказывают, что в гражданском праве существуют «усеченные» составы правонарушения. При этом вполне возможна ситуация, когда должник может быть привлечен к ответственности лишь при наличии только одного элемента противоправности. Вывод, что противоправность неотъемлемый и необходимый элемент состава правонарушения, подтверждается и действующим законодательством. В то время как «правомерность совершаемого действия исключает ответственность за результат. Иоффе О.С., Шаргородский М. Д. Вопросы теории права. — М., Юридическая литература. 1961. — С. 334.

Исходя из вышеизложенного, можно заметить, что именно признаку противоправности законодатель придает наибольшее значение по сравнению с иными признаками. Более того, В.А. Тархов говорит о противоправности «как юридическом основании ответственности» Тархов В. А. Ответственность по советскому гражданскому праву. — Саратов., Изд-во Саратовского университета. 1973. — С. 33..

Противоправность — вот необходимый элемент состава правонарушения. Так, А.М. Рабец считает, что » ответственность, даже если она наступает независимо от вины, все равно возможна лишь при совершении противоправных действий. Если их нет, нет и ответственности, так как из всего состава деликта остается лишь причиненный вред» Рабец А.М. Обязательства по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью М., 1998.- С. 55..

Вместе с тем некоторые авторы утверждают, что наличие в действиях должника признаков «усеченного» состава правонарушения не может служить основанием для привлечения его к ответственности в полном смысле слова. В подобных случаях, считают они, возникает лишь обязанность возместить вред или уплатить штраф Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. — М., Юридическая литература. 1970. — С. 7.. Однако подобные предложения не были восприняты действующим законодательством и возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности (ст.1079 ГК РФ), по-прежнему называется ответственностью.

Следующим элементом состава правонарушения являются вредные последствия противоправных действий (бездействия) лица.

М.М. Агарков называет вредом «. всякое умаление того или иного личного или имущественного блага». Агарков М. М. Гражданское право. Т. 1. — М., Юрлитиздат. 1944. — С. 328. Е.А. Флейшиц считает, что вредом является «, уничтожение или умаление охраняемого правом блага» Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и неосновательного обогащения. — М., Юридическая литература. 1951. — С. 20.. С указанными выше авторами соглашаются и С.Е. Донцов, и В.В. Глянцев, которые признают, что вред — это «неблагоприятные изменения в имуществе» Донцов С.Е., Глянцев В.В. Возмещение вреда по советскому законодательству. — М., Норма. 1990. — С. 19..

Необходимо заметить, что вред является самостоятельным элементом состава гражданского правонарушения и условием наступления гражданско-правовой ответственности. Вред нельзя отождествлять с противоправностью. Некоторые авторы, однако, в своих работах допускают подобное-отождествление. Так, Н.Д. Егоров считает, что «. противоправным признается поведение лица, причиняющее вред личности или имуществу гражданина или имуществу юридического лица» Гражданское право. Учебник Ч. 1 / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. — М., Проспект. 2002. — С. 491..

Вред не является признаком противоправности. Вредные последствия представляют собой результат противоправного поведения лица и могут быть самостоятельным условием гражданско-правовой ответственности.

Следует заметить, что гражданская ответственность в отдельных случаях может наступать и при отсутствии вреда (убытков). Так, в случае непоставки товара в предусмотренный договором срок поставщик обязан уплатить покупателю оговоренную договором неустойку, несмотря на то, что ущерб для последнего такое неисполнение не причинило. Г.К. Матвеев называет такую ответственность «безвредной» Матвеев Г.К. Указ. соч. — С. 6..

И все же в большинстве случаев гражданско-правовая ответственность наступает при наличии вреда. Вред будет являться необходимым элементом состава в случаях наступления гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков. Истец (кредитор) должен представить доказательства, подтверждающие нарушение ответчиком принятых по договору обязательств и причинную связь между понесенными убытками и неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Если ответственность наступает в виде уплаты должником неустойки, кредитор не обязан доказывать факт и размер причиненных ему убытков (ст.330 ГК РФ).

Следующим элементом состава гражданского правонарушения является причинная связь между противоправным поведением лица и вредными последствиями такого поведения. Причинная связь является обязательным и необходимым условием наступления гражданско-правовой ответственности. Однако в случае изыскания с должника только неустойки причинная связь не устанавливается.

Б.С. Антимонов считал, что причинная связь, как обязательное условие ответственности, должна иметь место лишь «в отношении требования о возмещении договорных убытков, но не имеет отношения к требованию о взыскании неустойки» Взаимосвязанные и входящие «в общее понятие договорной ответственности» институты возмещения вреда и уплаты неустойки различны: «Требуя взыскания с неисправного агента неустойки, вовсе не нужно доказывать ни размера, ни даже факта возникновения договорных убытков» Антимонов Б.С. Основания договорной ответственности социалистических организаций. — М., Юридическая литература. 1962. — С. 84..

Данного мнения придерживаются также В.В. Витрянский, Е.В. Богданов и др. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. — М., Статут. 2005. — С. 575, Богданов Е В. Договор в сфере предпринимательства. — Харьков., 1997. — С. 90. Следует согласиться с такой точкой зрения. Действительно, если мы ведем речь о договорной ответственности в виде уплаты неустойки, то нет необходимости в установлении как убытков, так и причинной связи.

И наконец, четвертым элементом состава правонарушения является вина причинителя вреда. В настоящее время цивилистика отходит от принципа вины. Большинство авторов придерживаются точки зрения, согласно которой в гражданском праве должна допускаться безвиновная ответственность. Однако, справедливости ради, следует сказать, что еще М.М. Агарков писал: «Если право считается с умыслом и неосторожностью, то это не значит, что там, где нет умысла и неосторожности, право не имеет значения и не может быть правонарушения Закон связывает определенные последствия и с теми случаями человеческого поведения, когда лицо, нарушившее норму, делает это без умысла и не по неосторожности» Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву — М., Юридическая литература. 1940. — С.145.. Хотя, напомним М.М. Агарков считается одним из наиболее последовательных сторонников принципа ответственности за вину.

Несмотря на допущение безвиновной ответственности, вина по общему правилу является субъективным условием гражданско-правовой ответственности, которая не может наступать при ее отсутствии.

Для безвиновной ответственности установлены иные пределы. Речь идет о непреодолимой силе обстоятельстве, по общему правилу устраняющем ответственность. Согласно п.3 ст.401 ГК РФ непреодолимая сила представляет собой действие чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Таким образом, в отличие от случая, как категории субъективной, непреодолимая сила — есть категория объективная, не зависящая от воли и сознания субъекта.

Когда действует непреодолимая сила, бессмысленным становится вопрос о том, совершает ли лицо, находящееся под воздействием этой силы, правонарушение. Вопрос о правонарушении не возникает постольку, поскольку непреодолимая сила исключает противоправность поведения лица.

Гражданский кодекс не содержит понятия невиновного деяния, следует изложить абзац 2 ч.1 ст.401 ГК в следующей редакции: «Деяние (действие, бездействие) лица признается невиновным, если лицо, совершившее проступок, не могло осознавать антиобщественную опасность своего действия (бездействия), не предвидело возможности наступления антиобщественных последствий и по обстоятельствам дела не должно или не могло их предвидеть».

Заимствование гражданским правом понятий из уголовного права представляется рациональным и полезным по следующим соображениям, вину как субъективную сторону деяния (будь то в уголовных, гражданских, административных и других правоотношениях) всегда характеризует интеллектуальный и волевой моменты, из сочетания которых определяется ее форма и вид. И если бы законодатель раскрыл содержание форм и видов вины в Гражданском кодексе, то стало бы легче решать вопросы, связанные с определением ответственности за совершенные гражданские правонарушения.

Матвеев основания гражданско правовой ответственности

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Красавчиков, О. А.
Новая монография о гражданскоправовой
ответственности :Г. К. Матвеев. Основания
гражданскоправовой ответственности. М., Изд. »
Юридическая литература», 1970, 311 стр. : [
Рецензия] /О. А. Красавчиков.
//Правоведение. -1971. — № 1. — С. 122 — 124

  • Статья находится в издании «Основания гражданско-правовой ответственности.»
  • Статья находится в издании «Правоведение.» Материал(ы):
    • Новая монография о гражданскоправовой ответственности :Г. К. Матвеев. Основания гражданскоправовой ответственности. М., Изд. «Юридическая литература», 1970, 311 стр. : [Рецензия].
      Красавчиков, О. А.
  • Новая монография о гражданскоправовой ответственности

    Г. К. Матвеев. Основания гражданскоправовой ответственности М., Изд. «Юридическая литература», 1970, 311 стр.

    Проблемы гражданскоправовой ответственности последние 10—15 лет неизменно привлекали внимание видных советских цивилистов. Вместе с тем основания ответ­ственности по советскому гражданскому праву наряду с некоторыми другими аналогич­ными вопросами в какой-то мере оказались отодвинутыми на второй план.

    К числу стержневых проблем рецензируемого исследования автор отнес три: состав гражданского правонарушения, который он рассматривает в качестве общего основания гражданскоправовой ответственности, причинная связь между противоправ­ными действиями и вредом и вина. Каждой из названных проблем посвящена соот­ветствующая часть работы.

    Г. К. Матвеев уже не первый десяток лет исследует проблемы гражданскопра­вовой ответственности. Сопоставляя ранее изданное им с новой книгой, нельзя не ви­деть развития взглядов ученого, который на базе тщательного и всестороннего анализа действующего нормативного материала и обширной практики его применения приходит к новым теоретическим выводам, формулирует предложения по совершенствованию правовых норм. Отдельные юридические «мелодии» звучали и в ранее, изданных тру­дах автора. В рецензируемой книге они получили новое обоснование, новую «оркест­ровку».

    Книга Г. К. Матвеева—существенный шаг в развитии общего учения о граж­данскоправовой ответственности. Она вполне заслуживает положительной оценки и с интересом воспринята юридической общественностью.

    Отмечая достоинства монографии Г. К. Матвеева, в то же время следует обра­тить внимание читателя на ряд ее спорных положений. Вот некоторые из них.

    1. До настоящего времени в нашей гражданскоправовой науке еще не достигну­то единства взглядов в истолковании сущности и оснований гражданскоправовой ответственности. В литературе нередко можно встретить высказывания, в которых ка­тегория гражданскоправовой ответственности утрачивает четкие логические очертания и сливается с массой иных юридических феноменов, имеющих лишь чисто внешнее, а порой и более чем отдаленное сходство с ответственностью. Какова же позиция автора в определении сущности ответственности?

    Г. К. Матвеев не разделяет мнения, что лицо может быть привлечено к граж­данскоправовой ответственности лишь при наличии законченного состава правонару­шения. Не разделяет он и тезиса «без вины нет ответственности». Уже в самом начале работы, фиксируя наиболее общие и отправные положения о гражданскоправовой ответственности, автор отмечает, что «в гражданском праве имеет место как винов­ная, так и безвиновная ответственность. а также “безвредная” ответственность. Больше того, гражданское право знает также “беспричинную” ответственность. .. и даже ответственность за вредные последствия таких действий, которые совершены в состоянии крайней необходимости, т. е. при отсутствии противоправности» (стр. 6-7).

    Приведя примеры «безвиновной», «безвредной», «беспричинной» и, подражая ав­тору в образовании терминов, «беспротивоправной» (планомерной) ответственности, Г. К. Матвеев, по существу, не дает какой-либо развернутой аргументации в пользу такого чрезмерно широкого («беспредельного») понимания ответственности в . советском гражданском праве. Сделав небольшую оговорку о том, что случаи «безвиновной», «безвредной» и другой ответственности можно было бы и не именовать ответственностью (что в принципе правильно даже по мнению самого автора), он, однако, дела­ет вывод, который представляется более чем неожиданным. Г. К. Матвеев отмечает, что «судебно-арбитражная практика не дает повода изменять давно установившуюся терминологию. Перед судом и арбитражем одинаково “отвечают” все, хотя среди ответчиков есть и невиновные лица, а также такие лица, действия которых не находили-

    сь в необходимой связи с ущербом, либо же лица, вообще не причинившие никакого реального ущерба, или же причинившие его правомерно» (стр. 7).

    Приведенные соображения относительно существа и форм гражданскоправовой ответственности представляются более чем спорными.

    Во-первых, едва ли оправдано разрешение автором противоречия между «прин­ципом» и «термином» в пользу последнего только из-за того, что «судебно-арбитраж­ная практика не дает повода изменять давно установившуюся терминологию». А ког­да, собственно, указанная практика давала к этому повод? Разве изменение терми­нологии, равно как и ее установление, перестало относиться к числу прерогатив законодателя и науки?

    Во-вторых, «отвечать» перед судом или арбитражем (быть ответчиком) в про­цессуальном смысле — еще не означает нести ответственность в смысле материально-правовом (хотя бы потому, что в иске может быть и отказано).

    В-третьих, даже в тех случаях, когда суд или арбитраж выносят решение, обя­зывающее ответчика к совершению определенных действий (к передаче вещи, уплате денег), нельзя априорно утверждать, что ответчик понес гражданскоправовую ответ­ственность; он может быть просто понуждаем к реальному исполнению обязательства, и только (безотносительно к возложению гражданскоправовой ответственности).

    В-четвертых, рассматриваемое понимание гражданскоправовой ответственности в значительной степени юридически девальвирует данную категорию, поскольку в качест­ве мер ответственности в правоприменительной деятельности суда и арбитража могут квалифицироваться любые последствия любого (а не только противоправного) дейст­вия лица.

    В-пятых, не в меньшей мере такое понимание влечет за собой и теоретическое обесценение категории ответственности.

    Нетрудно себе представить, что произошло бы, если бы юридическая наука ана­логичным образом решала вопросы о соотношении принципа и термина, например, применительно к такому понятию, как право, обозначив им следующий ряд явлений: 1) право в объективном смысле; 2) право в субъективном смысле; 3) правомочие; 4) правопритязание; 5) правомерность; 6) правосубъектность; 7) правоспособность; 8) правоотношение и др. Ученые (да и не только они) перестали бы понимать друг дру­га. Если недопустимость обозначения одним понятием «право» всех этих явлений оче­видна, то разве менее очевидна аналогичная недопустимость применительно к категории ответственности? Думается, что каких-либо колебаний в ответе на этот вопрос быть не должна Одной из задач науки права (как и любой иной отрасли человеческих знаний) является классификация изучаемых явлений, вскрытие на ее основе специ­фических черт, особенностей предмета изучения. Не следует смешивать интеграцию понятий (в процессе выработки генетических категорий) с явлениями «деклассификации», когда игнорируются особенности отдельных видов правовых феноменов и они механически «-зачисляются» в тот или иной род по чисто формальным признакам.

    К сказанному можно было бы добавить целый ряд других моментом, однако и приведенного достаточно, чтобы убедиться в недопустимости смешения категории от­ветственности с иными правовыми явлениями, имеющими лишь некоторые черты общности с данной категорией, но по существу к ней не принадлежащими.

    2. Значительное место в исследовании Г. К. Матвеева занимает проблема при­чинной связи; ей отведена приблизительно одна треть книги, на страницах которой автор обстоятельно анализирует законодательство, практику его применения и суж­дения, высказанные по этой проблеме в нашей юридической литературе. Г. К. Матвеев приводит ряд новых аргументов в пользу той или иной точки зрения по соответст­вующему вопросу. Вместе с тем некоторые нарекания вызывают подача материала и известная непоследовательность суждений автора, когда он «что-то» отвергает на одних страницах и косвенно разделяет на других.

    Применительно к подаче материала укажем на то, что автор излишне много места отвел освещению «чужих» взглядов, точек зрения, концепций и моделей.

    Что же касается некоторой непоследовательности высказываний Г. К Матвеева, то она наиболее отчетливо обнаруживается при анализе диалектики субъективного и объективного в категории причинной связи, а также диалектики причинности и ви­новности, которые рассматриваются автором, с одной стороны, как категории разно-плоскостные (стр. 97 и сл.), а с другой — как «единый процесс» (стр. 112 и след., 123, 136. 172 и др. ) Наиболее ярко отмеченное обстоятельство выявилось в рассуж­дениях автора о причинности бездействия.

    3. Автор необоснованно сузил границы оснований гражданскоправовой ответст­венности только рамками состава гражданского правонарушения (стр. 5 и след.). Ука­занный состав «сам по себе» не является ни «общим», ни «единственным» основанием гражданскоправовой ответственности; категория «основания гражданскоправовой от­ветственности» заключает в себе три взаимосвязанные и в равной мере различные стороны (элемента) которые соответственно выражаются в нормативных, правосубъ­ектных и юридико-фактических основаниях ответственности. Понятием состава право­нарушения охватываются лишь последние из названных оснований. В силу этого

    убедительно исключение автором из числа оснований ответственности ее «норма­тивной» и «правосубъектной» сторон. Так во всяком случае можно судить по архи­тектонике и содержанию книги.

    Приведенное обстоятельство вызвано тем, что из поля зрения автора выпало само понятие основания гражданскоправовой ответственности (напомним, что книга открывается главой, посвященной общим положениям о составе гражданского право­нарушения). Если бы автор обратил внимание на указанное понятие, проанализировал его структуру, виды и формы, то теоретическая ценность предпринятого им исследо­вания, очевидно, была бы выше.

    Среди частных замечаний можно обратить внимание только на одно. По нашему мнению, автор злоупотребляет своей эрудицией в области уголовного права, когда обсуждение взглядов специалистов данной отрасли правоведения в какой-то мере заслоняет от него гражданскоправовую проблематику (см. стр. 9, 13—19, 20, 23, 25—28, 30—34, 38, 39, 58, 94, 96, 100, 101, 103—108, 115—125, 131—136, 183, 192, 203 и др.). Быть может, именно этим «криминальным» увлечением объясняется, что взгляды отдельных представителей науки гражданского права не получили в книге четкой интерпретации.

    В заключение следует еще раз подчеркнуть, что монография Г. К. Матвеева представляет собой солидное, глубокое исследование одной из сложных цивилистических и общетеоретических проблем. Ее положительная оценка не вызывает сомнений.

    Гражданско-правовая ответственность, основания, формы.

    Глава 1. Понятие гражданско-правовой ответственности

    § 1.1 Понятие гражданско-правовой ответственности

    Виды гражданско-правовой ответственности

    Глава 2. Условия наступления гражданско-правовой ответственности

    § 2.1 Противоправное поведение правонарушителя

    § 2.2 Наличие вреда

    § 2.3 Причинная связь между противоправным поведением и наступившими вредоносными последствиями

    § 2.4 Вина правонарушителя

    § 3.1 Возмещение убытков

    § 3.2 Взыскание неустойки. Взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами

    §3.3 Потеря задатка

    Список использованной литературы

    1. Нормативные акты российского и иностранного законодательства

    1. Гражданский Кодекс РФ СПС «Консультант –плюс»
    2. Гражданский Кодекс Португалии ст.483 (интернет ресурс)
    3.Единообразный торговый кодекс США., (интернет-ресурс http://www.law.cornell.edu/ucc/ucc.table.html)
    4. Гражданский Кодекс Франции перевод В.Н.Захватаева.2012 г.

    2.Материлы судебной практики

    5.Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. 1996. № 9.
    6.Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 08.10.1998 г. № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» // Вестник ВАС РФ. 1998. № 11.
    7.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 2. С. 28.
    8.Постановление Пленума Верховного Суда РФ 28.04.1994 г. № 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 7. С. 7.
    9.Решение Арбитражного суда г.Санкт-Петербурга по гражданскому делу № А56-44387/2006
    10.Постановление президиума ВАС от 06.09.2011 № 2929 официальный сайт www/arbitr.ru
    11. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 7.
    12. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июня 2010 г. N 1861/10

    3. Монографии, учебники, учебные пособия:

    3. Публикации в периодических изданиях и интернет

    Основания гражданско-правовой ответственности

    Другие книги автора

    Потрiбна книга Государственная публичная историческая библиотека (ГПИБ)

    Ссылка скопирована в буфер обмена

    О произведении

    Вы запросили доступ к охраняемому произведению.

    Это издание охраняется авторским правом. Доступ к нему может быть предоставлен в помещении библиотек — участников НЭБ, имеющих электронный читальный зал НЭБ (ЭЧЗ).

    В связи с тем что сейчас посещение читальных залов библиотек ограничено, документ доступен онлайн. Для чтения необходима авторизация через «Госуслуги».

    Для получения доступа нажмите кнопку «Читать (ЕСИА)».

    Если вы являетесь правообладателем этого документа, сообщите нам об этом. Заполните форму.

    Матвеев основания гражданско правовой ответственности

    На протяжении многих лет в юридической науке советского периода господствовало мнение, согласно которому необходимым основанием гражданско — правовой ответственности признавался некий «состав гражданского правонарушения» . Данную позицию разделяют и многие современные авторы . По мнению Г.К. Матвеева, например, «наличие состава гражданского (и всякого иного) правонарушения — общее и, как правило, единственное основание гражданско — правовой (и всякой иной) ответственности. Иначе говоря, состав правонарушения является тем юридическим фактом, который порождает правоотношение между правонарушителем и потерпевшим и создает определенные притязания потерпевшего и обязанности нарушителя по заглаживанию ущерба, причиненного противоправным действием» .

    См., например: Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. С. 141; Матвеев Г.К. Вина в советском гражданском праве. Киев, 1951. С. 7; Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Ленинград, 1955. С. 94; Яичков К.К. Система обязательств из причинения вреда в советском праве // Вопросы гражданского права. М., 1957. С. 172; Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958. С. 57; Малеин Н.С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. М., 1968. С. 22 и др.

    См., например: Гражданское право: Учебник. В 2-х т. Т. 1 / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1993. С. 175; Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М., 1996. С. 490.

    Матвеев Г.К. Основания гражданско — правовой ответственности. М., 1970. С. 5.

    Под составом гражданского правонарушения одни авторы понимают совокупность определенных признаков правонарушения, характеризующих его как достаточное основание ответственности, другие — совокупность общих, типичных условий, наличие которых необходимо для возложения ответственности на нарушителя гражданских прав и обязанностей и которые в различных сочетаниях встречаются при любом гражданском правонарушении. Несмотря на терминологические различия, в доктрине советского гражданского права прочно утвердилось положение о составе гражданского правонарушения как общем и по большей части единственном основании гражданско — правовой ответственности.

    Традиционным представлялся названным авторам и набор элементов состава гражданского правонарушения, который обычно компонуется из следующих оснований (или условий) правонарушения: противоправное действие (бездействие), вред (или вредоносные последствия); причинная связь между противоправным действием (бездействием) и наступившими вредоносными последствиями; вина правонарушителя.

    Особую точку зрения в отношении структуры состава правонарушения и входящих в него элементов имеет С.С. Алексеев, который сформулировал свою позицию следующим образом: «Если классифицировать общие признаки состава гражданского правонарушения, единые как для «договорной», так и для «внедоговорной» ответственности, то их следует распределить по трем сторонам состава: 1) объект, 2) субъект, 3) объективная сторона (объективированный вредоносный результат, противоправность, причинная связь).

    Алексеев С.С. Гражданская ответственность за невыполнение плана железнодорожной перевозки. М., 1959. С. 49.

    Нетрудно заметить, что своим происхождением учение о составе гражданского правонарушения целиком и полностью обязано уголовному праву. Да, собственно, его сторонники данного обстоятельства и не скрывают, о чем свидетельствуют, к примеру, рассуждения Г.К. Матвеева о важном познавательном значении понятия преступления для всех отраслей советского права, который сетовал на то, что «на это качество состава до последнего времени не обращали должного внимания ни общая теория советского права, ни конкретные правовые дисциплины. Такой упрек, — продолжает Г.К. Матвеев, — не может быть, однако, обращен в адрес науки уголовного права, представители которой первыми разработали понятие состава и доказали, что оно является, подобно научной абстракции, необходимой ступенью в процессе познания конкретных составов преступления, теоретической основой для раскрытия их содержания и для правильного применения на практике советского уголовного закона» .

    Матвеев Г.К. Указ. соч. С. 13.

    Матвеев Г.К. Указ. соч. С. 14 — 15.

    Не собираясь вступать в полемику со сторонниками учения о составе гражданского правонарушения как общем и единственном основании гражданско — правовой ответственности (его несостоятельность представляется и без того очевидной), напомним слова Г.Ф. Шершеневича о том, что гражданская ответственность строится на иных началах, нежели уголовная. «Наказание предполагает непременно преступление — без уголовного правонарушения нет уголовной ответственности (nulla poena sine crimine). Напротив, гражданская ответственность устанавливается иногда за пределами гражданского правонарушения. Закон может возложить на одно лицо имущественный вред, испытанный другим, хотя этот вред причинен первым без всякой вины с его стороны, даже больше, хотя бы он вовсе не был им причинен» .

    Шершеневич Г.Ф. Общая теория права: Учебное пособие: В 2-х т. Т. 2 (по изданию 1910 — 1912 гг.). С. 269.

    Отметим лишь один интересный факт: Г.К. Матвеев в своей книге «Основания гражданско — правовой ответственности», раскрывая понятие состава гражданского правонарушения (глава 1, состоящая из четырнадцати страниц), умудрился сделать одиннадцать (!) отсылок к работам А.А. Пионтковского, Я.М. Брайнина и других правоведов — специалистов по уголовному праву, видимо, в назидание цивилистам, не желающим разрушать гражданско — правовую доктрину чужеродными уголовно — правовыми элементами .

    См.: Матвеев Г.К. Указ. соч. С. 5 — 19.

    На наш взгляд, основанием гражданско — правовой ответственности (единственным и общим) является нарушение субъективных гражданских прав, как имущественных, так и личных неимущественных, поскольку гражданско — правовая ответственность представляет собой ответственность одного участника имущественного оборота перед другим, ответственность нарушителя перед потерпевшим, ее общей целью является восстановление нарушенного права на основе принципа соответствия размера ответственности размеру причиненного вреда или убытков. При применении гражданско — правовой ответственности не имеют никакого правового значения «вредоносные последствия» с точки зрения негативного влияния допущенного нарушения гражданских прав на общественные интересы (впрочем, как и сами общественные интересы), «объективная» и «субъективная» стороны гражданского правонарушения.

    Таким образом, нарушение права субъекта гражданских правоотношений влечет необходимость восстановления нарушенного права, в том числе и путем применения гражданско — правовой ответственности. Отсюда основанием такой ответственности и является само нарушение субъективного гражданского права.

    Применительно к отдельным видам нарушенных субъективных гражданских прав, а также субъектам, допустившим их нарушение, законодатель сформулировал обязательные общие требования, соблюдение которых необходимо для применения гражданско — правовой ответственности. Такие установленные законом требования являются условиями гражданско — правовой ответственности. К их числу относятся: противоправность нарушения субъективных гражданских прав; наличие убытков (вреда); причинная связь между нарушением субъективных гражданских прав и убытками (вредом), вина нарушителя.

    Добавить комментарий

    Мы в соцсетях

    Подписывайтесь на наши группы в социальных сетях